Крупицы русского Севера

Гуляли летом 2001-го по Каргополью, Кенозерскому национальному парку.

Не хочется сбиваться на банальное описание маршрута. Бурчливо проснулись — лениво выдвинулись в путь — по уши забурились в болото — были жестоко грызены комарами — промочили ноги насквозь — долго (очень долго) шли — устали до чертиков — переправились через реку — выпили молока — доползли до стоянки — поворочались и заснули. Все это было безусловно.

Но с нами было совсем не это. А то, что было, по-моему, совершенно невозможно передать ни словами, ни стихами, ни даже выражением лица…

Всплывают образы. Много. Яркие, но подернутые той белесой дымкой, что так свойственна русскому северу. Нежные, спокойные, гармоничные, очень глубоко врезавшиеся в душу картины. Можно попробовать передать эти образы…

Вот, например. «Что вам понравилось больше всего?» — «Сметана». Ответ совершенно единодушный и для нас, побывавших там, совершенно естественный. «Постойте. Но при чем здесь сметана? Сметану и в магазине можно купить!» — «Ан нет!»

Представьте картинку. Настоящая русская, северная, полузаброшенная деревня. Откуда-то из лесов, в стороне от основной дороги вываливается группа «человечеков» подозрительного вида. Обросшие мужики, качающиеся на ходу девушки, все — мокрые, увешанные рюкзаками, какие-то немного угрюмые. Они бродили целый день (часов восемь) по тому пути, который местное население пробегает за два часа. Они заблудились и топали целый день по болотам, по зарослям леса, по бурелому вдоль рек. Они поэтому вышли с другой стороны. Они, наконец-то, УРА, нашли настоящую дорогу… Они как-то нервно хихикают, радостно забираются на огромную навозную кучу и объявляют, что именно с нее, а не от чудного домика с балкончиком (как было сказано в путеводителе для туристов) — открывается самый красивый вид на окрестности. Они так замучались, что отказываются посетить основную достопримечательность деревни — самую маленькую в России часовенку.

Они по меньшей мере странные…

Они подходят к жилому дому и видят пацанчика десяти лет. И просят молока. Они еще не отошли от суетливой Москвы и в них еще не успело родиться чувство глубокой открытой доверчивости к местным людям…

И в ответ, представьте, этот проказник, который мотался до этого по двору, преображается в деловитого хозяина дома. Внезапно появившимся баском приглашает в дом, велит бабке доить корову, а сам усаживает гостей на диван.

А теперь представьте наши ощущения. На улице — дождь и холодно. А тут вдруг нас проводят в теплый деревенский дом. Мы снимаем мокрую обувь, падаем на диванчик, впадаем в состояние абсолютной расслабленности и комфортности. Становится хорошо. Хозяйка приносит парное молоко… «Фи, я не пью молоко» (это мысль стучится в голове). «Боже, как это вкусно» — мысль стучится в голове через минуту. Хозяйка режет мягкий хлеб… и выставляет на стол сметану. «Бррр, ну сметану-то я точно не люблю!». А через секунду — «Коля, не сыпь на нее сахар, пожалуйста, не порть этот настоящий, ни с чем не сравнимый вкус…»

За что нам понравилась сметана? Да суть даже не в ней. Она, безусловно, была самым вкусным, что мы когда-либо пробовали.

Но по-настоящему удивила та душевность, та доброжелательность, та открытость, которую мы встретили в этом обыкновенном деревенском доме. Мы оттаяли в этом доме… вдруг очень остро осознали, что люди вокруг — красивые и чистые. Мы увидели, как сильно мы далеки от них с нашей настороженностью, закрытостью… Со всем тем, что помогает жить в большом городе и становится невыносимо лишним и корявым в северной деревне… И это осознание нас немножко очистило… Смахнуло пыль городской спеси…

Еще кусочек этой спеси был выбит (в прямом смысле этого слова). Получив пару шишек, мы таки научились низко кланяться, входя в дом. Потом, в Кижах с легкой усмешкой смотрели на тех туристов, которые науку поклоняться осваивали под крики экскурсоводов… Мы-то к тому времени уже были умудренные опытом и воспитанные реальной жизнью, а не настороженными криками.

Еще там было очень много всего, что в Первый раз. Много-много удивительных открытий.

Например, болото… Вы когда-нибудь бывали на настоящем верховом болоте? Если нет, то могу представить ваши ассоциации: комары, топь, грязь, что-то чавкающее и угрожающе хлюпающее, с лягушками и даже водяными — в общем, малопривлекательная картинка… Похоже? Наверное, для человека, который никогда этого не видел — да.

Но знали б вы, как это далеко от реальности!!!

Представьте… Меж соснами вьется тропинка, по которой мы тогда еще бодро скакали, силясь разглядеть меж деревьями слева озеро (он должно было быть там, как нам казалось, мы тогда еще наивно полагали, что идем в нужную сторону). Вдруг впереди — просвет, там что-то белеет, но на воду совсем непохоже… «Пушица» — кричит Коля, бросаем рюкзаки и устремляемся к этому чуду природы. «Болото» — Коля, как человек бывалый расплывается в счастливой улыбке… Подходим ближе. Во все стороны раскинулось небывалого вида поле, заросшее мохом, белыми пушистыми-пушистыми цветочками. Деревца какие-то чахлые и корявенькие… Но ведь как по этому болоту можно скакать по кочкам!!! Они пружинят под ногами по-настоящему, а во все стороны расходятся волны. Круги на мху. Опасная, но такая непривычно увлекательная красота. А какая в том болоте была клюква!!! Пальчики оближешь. Оторваться от нее мы не могли целый час, пока язык не перестал поворачиваться. У нас вообще много было болот потом, но это было самым красивым. Красивое болото… Могла ли я до того подумать, что такое возможно???

Было еще жизнерадостное болото чуть позже, когда мы, наконец, решили идти искать правильную дорогу. Там мы шлепали, проваливаясь иногда по колено, но как-то это совершенно не удручало, а заряжало каким-то безумно — очумительным настроем. Болото, заряжающее энергией, как вам такой поворот?

Последний раз с болотом мы учудили в совершенно цивилизованных Кижах. Деревянные настилы, по которым ходят дамочки на каблучках, были презрительно покинуты, и мы ломанулись напрямую к пристани и, ну кто бы сомневался, влезли в чудное болотце!!! Ай да мы, везде найдем, чем порадовать истерзанную цивилизацией душу.

А еще вот скажите, что, по-вашему, прекраснее: красивая шикарная роза или обыкновенный зеленый свернувшийся в трубочку листик, в глубине которого спряталась капелька росы? И капелька эта переливается и блестит на солнышке в стократ ярче, чем любой драгоценный камень. Это ли не открытие? Разве можно найти и подарить такую красоту без широко распахнутого взгляда на мир, разве можно увидеть мир таким в городских кварталах???

Это был самый прекрасный цветочек из всех, что мне дарили… Его нельзя было поставить в вазу, нельзя было любоваться им неделями… Можно было только запомнить ощущение счастливой радости от такого чуда и впитать его в себя вместе с переливающейся капелькой выпитой росы…

Открытием была и северная деревня, и деревенские дома, и деревенские люди. Все это оказалось неожиданно притягательным и красивым. Мы ночевали в одном из домов, а в другом — топили русскую печь. Правда, сварить нам в печи ничего не удалось — туристские каны все же мало похожи на чугунки. Но зато мы там чудненько просушили всю насквозь промокшую обувь и одежду. А печь и правда оказалась с таким полукруглым входом, какой ее рисуют в детских сказках!!! Только глаз не хватало… да и не разговаривала она.

А люди? Это же еще одно открытие. Даже если перед нами появлялся пьяненький в честь праздника мужичок, отпугивающий при первом приближении своей шатающейся походкой — не верьте глазам своим! Посмотрите лучше в его глаза. Пронзительно голубые и бездонные, в них словно весь Русский север отразился.

Много было незабываемых встреч с людьми, западающих в душу и согревающих ощущением искренней доброты и открытости…

Побывали мы в деревне, в которой жители с утра и до вечера занимаются тем, что делают доброе дело — людей через озеро перевозят, совершенно безвозмездно… А дело было так. Изучали мы карту как-то и заметили, что в одном месте дорога упирается в излучину озера, а продолжается с другой стороны. Моста не нарисовано, переправы тоже… «Может брод?» Сверились с аэрофотоснимком, по которому мы шли значительную часть маршрута — так ходят все «бывалые туристы», если вдруг не знаете. Вода темная — глубокая, на брод непохоже… «Ладно, будем на месте разбираться». Местные жители, встречавшиеся нам по пути, рассказали, что нужно дойти до берега и кричать, что есть сил, на ту сторону. Жители той деревни прибегут и нас перевезут. Вышли мы на берег, стали кричать, как нас и учили. Устроили форменный дебош. А место-то красивое, сказочное. Ели вековые, мхом поросшие стоят, деревушка уютная по ту сторону речки, лодочки на берегу разложены, все как-то гармонично, людей не видно… А тут мы — разорались, раздуделись, рассвистелись… Смотрим — бегут! Наперегонки, к двум лодкам. Ну, думаем, соревнуются за пассажиров, кто везет, тот и зарабатывает. Нас шестеро, так что спокойно расселись по двум лодкам, никого не обижая. Лешка сел на весла, захотелось ему погрести. Тронулись. Отплыли немного, и вдруг на том берегу появились люди с гармошкой. Уселись на завалинке и завели какие-то песни народные… Картинка: идем на веслах на лодочке через озеро необыкновенной красоты, а с той стороны встречают нас с гармоникой, песнями… Как лайнер пассажирский принято встречать с оркестром, так и нас встречали, даже лучше… Вышли из лодки, счастливые, а денег с нас и брать не стали. Целая деревня делает доброе дело — перевозят людей через озеро… Так бывает, оказывается…

Когда искали машину на Пудож, думалось, что уехать в Карелию в праздничный день по дороге, по которой почти ничего не ездит — ну просто нереально. Уже рисовалась в голове картинка палатки на перекрестке дорог и ночное дежурство с попытками застопить хоть одну машину… Но встретились люди, которые, выслушав от Коли трагическую историю про поезд, который должен на следующий день увозить нас из Петрозаводска, сказали «надо помочь людям». Подняли на уши всю гуляющую деревню, нашли трезвого водителя, путевые листы, печати и т. д. и отправили все-таки нас в дорогу за 150 км от деревни! Почти даром для деревни и совсем даром для тех, кто все это организовал.

Спорили в походе про развитое общество… Так вот кто из нас оказался более развитым: эти душевные деревенские люди, для которых фраза «Надо помочь людям» наполнена максимально живым смыслом, или мы — безусловно более образованные и самореализующиеся, но такие… такие… такие законсервировавшие так много по-настоящему человечного в себе. Такие не похожие на них. Я почему-то думаю, что не мы.

В общем, деревня нам полюбилась. Под конец, усевшись на лавочку за стол в музейном доме в Кижах, мы совершенно без задней мысли вдохновлено начали мечтать о том, как бы нам хотелось пожить и похозяйствовать в таком доме, пооорудовать всеми этими деревенскими ухватками, доилками, ткацкими станками, косами и прочей утварью. Пашка решил доить корову, Олеся — причесывать курочек и кушать готовить, Колька — косить траву, ну, а я — на ткацком станке орудовать. Ну и еще все вместе мы будем растить непонятно кем рожденных детей.

Вообще — из похода осталось несколько сильных и абсолютно устойчивых ощущений.

Красота. Непроходящая, непередаваемая словами красота всего и вся вокруг. Красивые люди, не устаю про них повторяться. Красивая природа, рождающая возглас «так не бывает, ну не бывает, чтобы было так!!!». Красивые други по счастью, с которыми так хорошо и уверенно можно шагать рядом и по дороге, и по болотам.

Гармония и спокойствие. Они пронизывают на Севере абсолютно все возможные сущности. Попав туда, поневоле попадаешь в плен, в этот сказочный сон гармоничности. В нем так приятно спать и так нелегко от него просыпаться в городскую суету.

Хочется мерить часы вдали… в секундах… Хочется километры вдали от туда мерить в крупицах счастья… Там — хорошо!

Опубликовано:
1 апреля 2015

Другие заметки в Блоге.Места
Мышкин — мой любимый город и идеальное место для семейного лагеря выходного дня

Неисповедимы пути Господни или история одного путешествия, 2006 год.

Отдых с ребёнком в Сочи: новая жизнь курорта после Игр

У нас было всего пара дней, которые мы потратили на то, чтобы разведать: что нового появилось после Игр на курорте.

Путешествие с ребёнком по Риге «Один день — это немало!»

В Риге мы были проездом, но даже за один день можно очень многое успеть увидеть!

Приключение у нуля Кронштадтского футштока

Кронштадт — город с историей (Ленинградская область), 2009 год.